Комментарий Игоря Ашманова, генерального директора компании «Ашманов и Партнеры»

— Что Вы думаете о законопроекте: все ли там учтено, нет ли лишнего, может быть, какие-то принципиальные положения неточны?

— Проект получился неплохой. Серьезных родовых травм у него вроде бы нет, а как пойдет коррекция в ходе принятия — посмотрим. Законопроект готовили в юридической группе нашей Национальной коалиции против спама, так что мы его читали и корректировали еще до его появления в Госдуме.

Основная суть закона — указать, что рассылать рекламу без согласия получателя нельзя, а точнее, можно при сильных ограничениях: указание на рекламный характер сообщения, настоящие реквизиты рекламодателя и рекламораспространителя и ограничение на число писем в сутки.

Кроме того, довольно принципиально то, что делаются поправки именно в УК РФ (наряду с другими актами). Дело в том, что по гражданским делам оперативно-розыскная деятельность не ведется, а без нее спамера не поймаешь. Да и вчинить спамеру гражданский иск непросто — очень трудно доказать значительный ущерб от спама. А в уголовном деле этого не нужно, нужен сам факт преступления.

— Насколько такой закон изменит ситуацию со спамом?

— Пока сказать трудно. Принятие антиспамерских законов в США и Европе (довольно суровых) и даже первые процессы не привели пока к заметному снижению объемов спама. Однако объявление спама уголовным преступлением смещает эту деятельность в «серую» область. Теперь в западном спаме в основном рекламируется не малый бизнес, как пару лет назад (картриджи, залоги, туризм, прочее), а всякие интернет-шайки (лекарства без рецепта, нигерийские мошенники, Виагра, гормон роста, финансовые пирамиды, порно). Эти люди и так имеют трения с законом, скрываются, уклоняются от налогов. И уже начались судебные процессы над спамерами, потому что сотрудникам спецслужб нужно работать, получать новые звездочки на погоны.

Я думаю, что вместе с технической фильтрацией принятие законов даст заметное снижение объема спама в 2005-2006 годах.

— Есть ли возможность достоверно определять факт массовой рассылки?

— Не во всяком случае. Нужны технические улики и показания свидетелей. Опыт показывает, что если органы, проводящие ОРД, захотят, они находят того, кто послал письмо. У нас в Рамблере был случай, когда на почте поймали «киллера» — пользователя почты Рамблера, который объявил, что принимает заказы на убийства.

Пришли представители управления «К» с ордером на выемку почты от прокурора, все изучили, вычислили его и арестовали. В сети и на компьютерах обычно остается достаточно следов.

— А какова вероятность выхода на непосредственного исполнителя рассылки?

— Как я сказал выше, нужно расследование с изучением улик, адресов, путей получения денег и рассылки рекламы.

Исполнитель должен как-то получить от рекламодателя деньги, а также текст сообщения. В этой точке контакта он оставит следы, свидетелей. Не всегда, конечно. Умный спамер может сделать все аккуратно (телефон — одноразовая анонимная мобильная карточка, деньги — по Webmoney и т.п.). Но следы прячут и обычные преступники.

Источник: «Ашманов и Партнеры»

Публикации на схожие темы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *