Архив новостей

Законопроект о спаме. Комментарий






Виктор Наумов Виктор Наумов — кандидат юридических наук, руководитель группы по правовой защите интеллектуальной собственности и информационных технологий юридического департамента компании Ernst & Young — EY Law.

Виктор Наумов любезно согласился ответить на наши вопросы.

— Как Вы оцениваете законопроект в целом? Нужны ли, на Ваш взгляд, какие-то изменения/дополнения законопроекта и если да, то какие?

— Я позитивно оцениваю сам факт появления данного проекта и внимание к регулированию отношений в связи с несанкционированными рассылками. Разработчики проделали серьезную работу — предмет сложный и, кроме того, в мире и в юридической теории существуют различные юридико-технические подходы в сфере требуемого нормотворчества.

Возможно, я бы несколько по-другому поставил акценты. Законопроект, прежде всего, имеет отношение к распространению рекламы, т.е. сужает предмет регулирования и, по сути, обращает внимание на содержание рассылок. Не весь объем циркулирующего спама содержит рекламу, и, кроме того, с формально-юридической точки зрения зачастую довольно непросто квалифицировать распространение какой-либо информации как распространение рекламы, чему является подтверждением и немногочисленная российская («офлайновая»), и западная судебная практика.

В законопроекте не решена проблема юрисдикции и преследования иностранного спама. Это закономерно — в силу несовершенства отечественного и международного законодательства, — но не внушает оптимизма в плане серьезного уменьшения потока спама.

Я не уверен в принципиальной целесообразности установления уголовной ответственности, предлагаемой в законопроекте, и, кроме того, формулировки новой ст. 274-прим УК РФ представляются мне неясными и дающими возможность толковать закон по-разному.

Также я бы более пристальное внимание обратил на возможности гражданского процесса и исков со стороны лиц, которые посчитали свои права и интересы нарушенными, к спамерам и рекламодателям. В частности, возможно предусмотреть специальные компенсации, присуждаемые судом взамен причиненных убытков, а также в качестве специальной дополнительной санкции привести опубликование судебного решения.

Я считаю, что одна из первопричин спама — сбор и распространение информации об адресах пользователей. Пресечение соответствующих действий — одно из возможных направлений совершенствования проекта.

Но для этого придется изменять также ФЗ «О связи» и ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации». В частности, необходимо отнести электронную почту к персональным данным, придав ей, тем самым, статус информации ограниченного доступа/использования.

Я считаю это целесообразным, но не знаю, насколько это вписывается в концепцию современной редакции проекта.


— Какие шансы провести закон, причем именно в данном виде? Есть возможность его поправить по ходу принятия в лучшую сторону (если нужно)?

— Да, я полагаю, что закон претерпит определенные изменения, обусловленные как формально-техническими моментами (например, нужно прямо указать на бесплатность отказа от получения несанкционированных рассылок; величина штрафа в ст. 274-прим — пятьсот тысяч рублей, — у меня вызывает сомнение: сумма аналогична штрафу, предусмотренному УК РФ за публичные призывы к развязыванию агрессивной войны), так и необходимостью более принципиальных дополнений, связанных с усилением процессуальных возможностей лиц и правоохранительных органов по доказыванию фактов рассылок.


— Насколько, на Ваш взгляд, закон о спаме будет эффективен в России?

— Количество административных и судебных актов в связи с законом будет незначительно, поскольку при качественном юридическом противодействии со стороны предполагаемого нарушителя перспектива разбирательства будет не ясна.

Но, тем не менее, сам факт прямого отнесения соответствующих действий к противозаконным снизит объемы российского спама.


— Иван Засурский пророчит полный конец спама (основываясь на том, что у милиции появится горячее желание «собрать дань» со спамеров). Как на самом деле все будет устроено — будут ли спамеров искать и преследовать (Управление К, ФСБ и пр.)?

— Мне представляется, что этого не произойдет.

Исходя из современной системы подследственности, расследованием будут заниматься следственные органы системы МВД, а также органы, выявившие преступление.

Кстати, еще один технический момент: в частности, нужно дополнить законопроект поправками в Уголовно-процессуальный кодекс (в части подсудности уголовных дел).


— Как быстро после принятия закона можно ожидать первых судебных решений относительно спамеров?

— Допускаю, что желающие бороться уже есть, да и, «кандидатов»-нарушителей масса. Но популяризация борьбы будет сопряжена с риском — в такой непростой сфере и по новым нормам можно успешно противодействовать наступлению ответственности. Неслучайно, что количество иностранных антиспамерских прецедентов значительным назвать нельзя, поэтому, возможно, будут инициироваться простые и очевидные случаи, где нарушитель не будет оспаривать факта и технических особенностей рассылки.


— Готовы ли правоохранительные органы к такому закону (существуют ли кадры, которые способны вести расследование в технической части, смогут ли судьи сориентироваться в проблеме)?

— Закономерный вопрос. Здесь будут возникать сложности, но постепенно они будут преодолеваться.

Кроме того, дела об административных правонарушениях лягут на плечи органов надзора за связью и информатизации, для которых данные вопросы весьма близки.

Законопроект о спаме. Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Отчеты

Таргетированная атака на промышленные предприятия и государственные учреждения

Эксперты Kaspersky ICS CERT выявили волну атак на предприятия и государственные учреждения нескольких стран Восточной Европы и Афганистана. В ходе исследования выявлено вредоносное ПО, ранее использованное в атаках, которые другие исследователи отнесли к APT TA428.

ToddyCat: неизвестная APT-группа, нацеленная на организации Европы и Азии

ToddyCat является относительно новой APT-группой, ответственной за серии атак на высокостатусные организации Европы и Азии. Два ключевых отличительных признака этой группы — ранее неизвестные инструменты, которые мы назвали «бэкдор Samurai» и «троянец Ninja».

Lazarus распространяет протрояненный DeFi-кошелек

Недавно мы обнаружили протрояненное DeFi-приложение, которое имплантирует в систему полнофункциональный бэкдор. Проанализировав этот бэкдора, мы обнаружили многочисленные совпадения с другими инструментами группы Lazarus.

MoonBounce: скрытая угроза в UEFI

В конце 2021 года мы обнаружили прошивку UEFI, в которую был внедрен вредоносный код, названный нами MoonBounce. В данном отчете мы подробно опишем принцип действия импланта MoonBounce и его связь с APT41.

Подпишитесь на еженедельную рассылку

Самая актуальная аналитика – в вашем почтовом ящике